RSS

Таганский район

Характеристика

Таганский район входит в состав 10-и районов Центрального административного округа города Москвы. Район занимает территорию в 791.6 гектаров в нём насчитывается 173 улицы и 8 станций метро (Китай-город, Крестьянская застава, Марксистская, Площадь Ильича, Пролетарская, Римская, Таганская (кольцевая) и Таганская(радиальная)). Численность проживающего здесь населения составляет порядка 120 тысяч человек. Управление районом осуществляет Управа Таганского района и прочие районные органы власти. 

Управа Таганского района города Москвы
Управа Таганского района города Москвы является подведомственным Правительству Москвы территориальным органом исполнительной власти города, осуществляющим контрольную, координирующую и исполнительно-распорядительную деятельность на территории Таганского района Центрального административного округа (ЦАО) города Москвы. Управа Таганского района города Москвы во взаимоотношениях с территориальными, отраслевыми, функциональными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления представляет интересы Правительства Москвы в пределах своей компетенции, а также является органом, уполномоченным на проведение государственного контроля (надзора) за юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на подведомственной территории. 

Глав управы Таганского района города Москвы - МИШАКОВ Александр Сергеевич

Контроль за деятельностью управы осуществляет префектура Центрального административного округа и Департамент территориальных органов исполнительной власти города Москвы. 

Контактная информация
Адрес: 109147, Москва, Воронцовская улица, д.21 
Телефон: (495) 912-43-84 - справочная служба 
Факс: (495) 912-43-84 
Сайт: tagan.mos.ru
Сайт районной газеты "Вести Таганки": ВестиТаганки.рф

Описание района

Таганский район — один из старейших районов столицы, который является неотъемлемой частью культурного и исторического центра Москвы. Район располагается в юго-восточной части центра города, между Яузой и Москвой-рекой. В далёком прошлом район назывался Заяузьем, территория которого росла и заселялась по мере развития основного ядра города, и сегодня его можно назвать одним из крупнейших по площади и количеству жителей районов ЦАО. 

Невзирая на принадлежность к престижному Центральному округу, Таганка по-прежнему остаётся индустриальным районом. Однако, уже сейчас с территории активно выводят промышленные объекты, подготавливая участки под жилое и коммерческое строительство. 

Среди достоинств Таганского района — очень интересная история и, как следствие, — множество памятников архитектуры, а также большое количество старых домов, на месте которых, вероятно, вскоре возведут новые жилые комплексы. 

Граница района

Граница Таганского района проходит: по оси Арбатецкой улицы, далее по оси русла реки Москвы, далее по оси Китайгородского проезда, юго-восточным границам площади Варварские Ворота и Славянской площади, осям: Солянского проезда, улицы Солянки, Подколокольного переулка, улицы Воронцово поле, далее, пересекая улицу Земляной вал, по осям: Верхней Сыромятнической улицы, 3-го Сыромятнического и Большого Полуярославского переулков, оси Курского направления Московской железной дороги (МЖД), осям: Нижегородской, Скотопрогонной, Малой Калитниковской улиц и Михайловского проезда, северной и западной границам территории мясокомбината «МИКОМС», южной границе домовладения № 39 по улице Талалихина (исключая сквер с памятником героям Великой Отечетвенной Войны), осям: улицы Талалихина, Волгоградского проспекта, улицы Мельникова и 1-й Дубровской улицы, безымянного проезда, 3-го Крутицкого переулка и улицы Симоновский вал до Арбатецкой улицы. 

Соседние районы

Районы Москвы имеющие общую границу с Таганским районом: Басманный, Даниловский (ЮАО), Замоскворечье, Лефортово (ЮВАО), Нижегородский (ЮВАО), Тверской и Южнопортовый (ЮВАО).

История

(по материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов»)

Таганная слобода 

Этот современный московский район получил своё название по Таганной слободе, одной из многих расположившихся в Земляном городе, между нынешними Бульварным и Садовым кольцами ремесленных слобод. Здесь жили таганники. Таганом называлась железная подставка (обруч на ножках) для котла или другой посуды, применяющаяся при варке пищи на открытом огне. В 1632 г. в слободе отмечено 93 двора. Ее центром являлась церковь Космы и Дамиана «в Таганной слободе», известная с 1625 г., хотя, судя по всему, она существовала раньше. В 1657 г. она показана деревянной, а в 1659—1662 гг. была перестроена в камне. 

Болвановка

По преданию, ранее здесь находилось урочище Болвановка. Его место можно определить по церкви Николая Чудотворца на Болвановке, известной с 1632 г. и перестроенной в камне на рубеже XVII— XVIII вв. (Верхняя Радищевская ул., 20). По мнению П.В. Сытина, в XVII в. здесь находилась ремесленная Болвановская слобода, жители которой делали из дерева болванки для пошива мужских головных уборов. Другое объяснение связывает это название с тем, что на этих местах перед привезенными из Орды войлочными изображениями ханов — «болванами» — московские князья давали им присягу перед татарскими послами. И хотя второе объяснение ближе к истине, оно все же не соответствует действительности. В этих местах заканчивалась дорога, шедшая в Москву из Рязани и Орды, и именно здесь перед въездом в столицу останавливались восточные купцы, выплачивавшие тут необходимые таможенные и другие пошлины. Подтверждением этого является то, что летописью еще под 1380 г. упоминается проходившая здесь Болвановская дорога. 

Певческая слобода 

Что же касается территории Белого города, то в этой его части была известна лишь одна небольшая Певческая слобода патриарших певчих, о которой ныне напоминает лишь Певческий переулок, расположившийся между Маросейкой, Покровкой и Солянкой. 

Православная церковь всегда имела для исполнения богослужебного пения особых певцов при каждом храме. Помимо этого приблизительно с XV в. существовали особые митрополичьи (затем патриаршие) певчие — т.н. патриаршие певчие дьяки и поддьяки. При патриархе Филарете (по данным 1626 г.) их считалось 29 человек, а к концу XVII в. их стало уже 50. Певчие дьяки (их всегда было 10 человек) разделялись на две статьи или станицы, по пяти человек в каждой. Певчие поддьяки образовывали шесть станиц, большей частью также по пять человек. Довольно часто к ним присоединялась еще седьмая станица, состоявшая из новичков. Все певчие дьяки и поддьяки делились по возрасту на больших (или возрастных) и малых (или недоростков). Возрастным певчим дозволялось вступать в брак. Обязанностью патриарших певчих являлось исполнение церковного пения при патриаршем служении. Нередко они пели в царском дворце или доме патриарха, а также на службах, заказываемых отдельными лицами. Патриаршие певчие в совершенстве знали самый употребительный и старый в русской церкви знаменный (или столповой) распев, большое и малое демественное пение. Также им было известно трехстрочное йение, а со второй половины XVII в. — греческий (большой и малый) распев. За свою службу певчие получали с патриаршего житного двора съестные припасы (до 400 четвертей ржи, столько же четвертей овса), а из патриаршей казны денежное жалованье (в 1626 г. 186 рублей на 29 человек, в 1698 г. — 309 рублей на 50 человек). Кроме этого, певчие получали и другие доходы — деньги славленые, служебные, пошлинные, милостынные и наградные за отдельные богослужения. 

Воронцово

Пожалуй, древнейшим поселением этого района являлось село Воронцово, располагавшееся на правом берегу Яузы, неподалеку от ее устья. Ныне о нем напоминает лишь название московской улицы Воронцово поле. По весьма обоснованному предположению И.Е. Забелина, оно обязано своим происхождением роду московских бояр Воронцовых, которым и принадлежало на рубеже XIV—XV вв. Позднее оно оказалось у Андроникова монастыря. Во второй половине XV в. эти земли у обители выменял великий князь Иван III, приступивший к созданию здесь одной из своих пригородных великокняжеских резиденций. В 1504 г. он завещал своему сыну Василию среди прочих и «селцо Воронцовское на Яузе, где мой двор». Этот загородный двор упоминается и позднее, когда в 1515 г. Василий III, «приехав в Москву, летовал в Воронцове на своем дворе». Он же приказал приезжему архитектору Алевизу Фрязину возвести в селе одну из первых каменных в Москве Благовещенскую церковь, здание которой, хотя и с многими переделками, уцелело до сих пор. Впоследствии она была более известна по своему приделу во имя пророка Ильи. 

По соседству с Воронцовом уже в XIV в. располагался небольшой Лыщиков монастырь, в котором, по преданию, впрочем не подтвержденному документально, принял постриг брат знаменитого Сергия Радонежского Стефан. Он упоминается в завещаниях Ивана III и его внука Ивана IV, а о его местоположении можно судить по современному Лыщикову переулку. 

Стрелецкая слобода 

Если в XIV—XV вв. земли вблизи Яузы представляли собой обширное княжеское владение, то в XVI в. ситуация здесь меняется. Воронцово превращается в одну из многочисленных московских слобод, в которой жили стрельцы. В конце XVII в. этот район считался землей стрелецкого полка приказа Степана Стрекалова. В XVII в. она насчитывала 135 дворов. Помимо стрельцов полка Стрекалова здесь известна и другая стрелецкая слобода, о существовании которой напоминает Николоворобинский переулок, получивший свое название от фамилии стрелецкого полковника Данилы Воробина, чей полк был поселен здесь, и приходской церкви Николая Чудотворца его стрельцов. Здешний деревянный храм документально известен с 1625 г. В 1688 г. он сгорел, но спустя два года начал строиться вновь, уже в камне, «на пожалованные из государевой казны для рождения царевича Алексея Петровича и за многие службы» стрельцам 550 рублей. Освящен храм был в июне 1693 г. и простоял на этом месте вплоть до 1932 г. 

Иноземная слобода 

Недолгое время в XVII в. здесь также существовала небольшая иноземная слобода, которую населяли, по данным 1638 г., поляки и литовцы. Тогда здесь было 52 двора. Позднее, во второй половине XVII в., здесь появились грузины, которые возвели церковь Грузинской иконы Божьей матери на Воронцовом поле (нынешний переулок Обуха когда-то именовался по ней Кривогрузинским переулком). Но постепенно стрельцы вытеснили отсюда старых жителей за Яузу, где образовалась Новая Воронцовская слобода (в районе нынешней одноименной улицы). 

Основным здесь являлось ремесленное население. Яуза была надежной преградой для пожаров, и тут поселяются ремесленники, деятельность которых так или иначе была связана с необходимостью применения огня. 

Серебряники

Серебрянические переулок и набережная сохранили память о слободе серебряников, в которой жили мастера денежного Серебряного двора, именовавшегося также и Троицким, по одноименной церкви. Церковь Троицы еще долго называлась «что в Старых Серебряниках», или «что в денежных мастерах». Она упоминается в 1620 г. как деревянная, а в 1657 г. показана уже каменной. 

Серебряное литье, которым славилась Москва, начинает развиваться в ней с XIV в. Об этом свидетельствует существование специальной пошлины на серебряное литье, упоминающейся в духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского начала XV в. Изделия московских серебряников ценились высоко. Крымский хан Менгли-Гирей в конце XV в. специально просил Ивана III прислать ему серебряные чары «доброго дела», вместимостью в два ведра, и серебряные кубки, соответствующие их размеру. «У нас так сделати мастера доброво не добыта, а у тебя, у брата моего, такие есть», — писал хан. При этом среди серебряников были не только русские, но и иностранцы. 

По сведениям XVII в., серебряники находились в ведении Серебряного приказа, ответственного за изготовление серебряной посуды для царского двора. Часть мастеров получала регулярное «государево» жалованье, часть была вольнонаемной. Крупные серебряные изделия чаще изготовлялись на заказ, а серебряную мелочь — кольца, серьги, нательные кресты — можно было приобрести на рынке. Поскольку своего серебра на Руси практически не было, можно отметить своеобразие расчетов с серебряниками. Мастеру выдавалось серебро, как правило, иностранной монетой, шедшей в передел, в количестве, равном по весу готовым изделиям, и, кроме того, отдельно оплачивалась стоимость работы. 

Кошельная слобода 

В начале нынешней Яузской улицы когда-то стояла церковь Николая Чудотворца «в Кошелях». Это название указывает на существование здесь Кошельной слободы. В 1632 г. в ней значилось 24 двора. В литературе было высказано мнение, что здесь жили мастера, выделывавшие кошели для различных припасов. Однако в действительности кошельниками назывались рыбные ловцы, точнее люди, доставлявшие из ближайших подмосковных дворцовых сел свежую рыбу для нужд дворца. Ее они перевозили в особых «кошелях», откуда образовалось и их название. Здешняя церковь впервые упоминается в связи с московским пожаром 1547 г. В 1657 г. она упоминается как деревянная. Каменный храм на этом месте был заложен в 1692 г., но освящен лишь в 1706 г. 

Котельническая слобода 

Пять Котельнических переулков и набережная напоминают о Котельнической слободе, где жили котельники, изготовлявшие металлическую посуду. В отличие от кузнецов, вырабатывавших железные изделия, котельники работали с медью и оловом. Из их мастерских выходили предметы домашнего обихода: котлы «медные поваренные», блюда оловянные, а также всевозможная церковная утварь — кадила, паникадила и т.п. Поскольку месторождений своей меди в средневековой Руси не было, сырьем для котельников обычно служил медный лом. Слобода была небольшой — в 1632 г. в ней значилось всего 7 дворов. Но в 1654 г. среди владельцев здешних дворов уже не было ни одного котельника. Их приходским храмом была церковь Николая Чудотворца, «что в Котельниках», известная с 1625 г. В 1657 г. она значится уже каменной. 

Кузнецкая слобода 

Здесь же была известна и Кузнецкая слобода ведомства Оружейной палаты. Ее центром являлась церковь Космы и Дамиана «в Старых кузнецах». Поселение кузнецов впоследствии было перенесено в Замоскворечье, где образовалась Новая Кузнецкая слобода. 

Гончарная слобода 

Целый пласт названий, связанных с гончарами (Гончарные набережная, улица, проезд, два переулка), напоминают о существовавшей здесь в XVII в. Гончарной слободе. Ее главным храмом была церковь Воскресения Христова, «что в Гончарах». Она была восстановлена после Смуты около 1619 г., к 1649 г. ее перестроили в камне, а слобожане украсили изготовленными ими же изразцами. Рельефы изразцов содержали сюжетные композиции на тему обороны Троице-Сергиева монастыря от поляков. Хотя по существу храм являлся памятником одному из главных событий Смутного времени, он был разрушен в 1932 г. Слобода была одной из самых больших в Москве (в 1679 г. здесь отмечены 89 дворов) и здесь существовал второй приходский храм Успения Богородицы «в Гончарах, в Спасской слободе». По имеющимся данным он возник еще до Смутного времени начала XVII в., но затем довольно долго не восстанавливался и поэтому в 1632 г. был записан как «новоприбылый». 

Тетеринская слобода 

На месте современного Тетеринского переулка существовала небольшая (в 1632 г. всего 10 дворов) Тетеринская слобода, населенная вероятно, дворцовыми каменщиками. 

Семеновская слобода 

Церковь Симеона Столпника за Яузой на Николоямской улице обозначает место обширной Семеновской торговой слободы, получившей название по приходскому храму. По преданию, здешняя церковь была освящена 3 декабря 1600 г. Борисом Годуновым в память о дне своего венчания 1 сентября 1598 г., который пришелся на память этого святого. В 1657 г. этот храм показан каменным. В 1632 г. в слободе было зафиксировано 189 дворов, а к 1653 г. их число достигло 238 дворов. 

Рогожская ямская слобода 

Сама же Николоямская улица и переулки напоминают о ямской слободе. В XV в. здешние земли, принадлежавшие Андроникову монастырю, перешли к Ивану III, устроившему здесь сады. В XVI в. здесь поселяются ямщики, которых к 1671 г. сменили стрельцы. Главным храмом здесь была Троицкая церковь, известная с 1642 г. и снесенная к 1959 г. Что касается ямщиков, то их дома были перенесены несколько восточнее, по той же Николоямской улице, и их поселение получило название Рогожской ямской слободы, названной так по ближайшему к первопрестольной яму, находившемуся в селе Рогожь (ныне город Ногинск). В 1628 г. в ней было 67 дворов, а в 1653 г. уже 142 двора. Центральной улицей слободы считалась 1-я Рогожская (ныне Школьная). По воспоминаниям современников, в первой половине XIX в. она вся сплошь состояла из постоялых дворов, в которых останавливались все обозы, проходившие по Владимирскому и Рязанскому трактам. Слобода, уже включенная в черту города, процветала до тех пор, пока не провели железную дорогу. 

Алексеевская слобода 

Помимо ямской слободы в районе нынешней Николоямской улицы располагалась Алексеевская слобода, первые сведения о которой относятся к началу XVII в. Это была черная тяглая слобода, названная, вероятно, по церкви во имя св. Алексея, митрополита московского, здание которой стояло на Николоямской улице. Центральными здесь считались две улицы — Большая и Малая Алексеевские, в начале 1920-х годов переименованные в Коммунистические. В 1632 г. в слободе имелось 65 дворов, а в 1651 г. — уже 166 дворов. 

Семеновская слобода 

Земли за Таганской заставой начали заселяться с XVII в., когда сюда переселили слобожан из Воронцовской слободы на Яузе и из Семеновской слободы в начале Таганской и Николоямской улиц. В 1639 г. они образовали Новую Воронцовскую и Семеновскую слободы. После перевода столицы в Петербург многих обитателей этих слобод переселили в начале XVIII в. на берега Невы, и, как следствие этого, здесь начали селиться купцы и мещане, не имевшие отношения к занятиям прежних обитателей этих мест. Во второй половине XVIII в. бывшая черная Семеновская слобода уже именовалась купеческой, а Воронцовская — «слободой разных чинов людей». 

Крутицы

Современные Крутицкие набережная, улица и переулки напоминают о Крутицах. Свое название это место получило по Крутицкому монастырю, возникшему в самом начале XIV в. Его возникновение самым тесным образом связано с историей Золотой Орды. 

После монголо-татарского нашествия в столице Орды городе Сарае, лежавшем в низовьях Волги, очутилась масса пленников из славянских народов — различных мастеров и знатоков ремесел, которых захватили татары. Позднее сюда постоянно приезжало множество русских купцов и «гостей», торговавших со странами Востока. Татарские ханы прекрасно понимали, что могут удержать власть над огромным конгломератом народов с различными языками и верованиями только при помощи священнослужителей. В 1261 г. по ходатайству князя Александра Невского русским в столице Орды было дозволено проводить христианские богослужения. Тогдашний митрополит «всея Руси» Кирилл направил сюда православного епископа. Так была создана Сарская епархия Русской церкви, обнимавшая территорию Нижнего Поволжья, Приазовья и Северного Кавказа. 

По различным делам сарским епископам приходилось нередко бывать на Руси, в том числе и в Москве. Для размещения епископа и его многочисленной свиты в столице Московского княжества ему необходимо было иметь свое подворье (резиденцию). Неудивительно, что оно возникло именно в Крутицах — ближайшем предместье Москвы, рядом с тем местом, где заканчивалась долгая и трудная дорога из Орды. По преданию, в самом конце XIII в. в Москву приехал сарский епископ Варлаам. По его просьбе московский князь Даниил выделил ему место для подворья. Вскоре здесь был поставлен деревянный храм, устроен обширный двор с различными постройками, огороженный деревянной стеной. Так возник Крутицкий монастырь. И после смерти Варлаама подворье оставалось собственностью епископов сарских и подонских и служило для их временного пребывания на случай приезда в Москву. 

Сарские епископы продолжали жить в Сарае вплоть до XV в. Но после Куликовской битвы 1380 г. Золотая Орда вступила в эпоху упадка, а к середине XV в. Орда окончательно распалась на три ханства — Казанское, Астраханское и Крымское и целый ряд более мелких полунезависимых владений, постоянно враждовавших между собой. В бывшей столице Золотой Орды оставаться было просто небезопасно, и поэтому в середине XV в. епископ сарский Вассиан решает окончательно покинуть низовья Волги. Он постоянно живет на Крутицах и в итоге переносит сюда епископскую кафедру, а еще позднее образовалась самостоятельная Крутицкая епархия, куда входили церкви современных Калужской, Тульской, Орловской и части Московской областей. Слобода была небольшой. В 1632 г. в ней значилось всего 20 дворов.