RSS

район Якиманка

Характеристика

Район Якиманка входит в состав 10-и районов Центрального административного округа города Москвы. Район занимает территорию в 375 гектаров в нём насчитывается 76 улиц и 3 станции метро (Октябрьская (кольцевая), Октябрьская (радиальная) и Полянка). Численность проживающего здесь населения составляет порядка 27 тысяч человек. Управление районом осуществляет Управа района Якиманка и прочие районные органы власти. 

Управа района Якиманка города Москвы
Управа района Якиманка города Москвы является подведомственным Правительству Москвы территориальным органом исполнительной власти города, осуществляющим контрольную, координирующую и исполнительно-распорядительную деятельность на территории района Якиманка Центрального административного округа (ЦАО) города Москвы. Управа района Якиманка города Москвы во взаимоотношениях с территориальными, отраслевыми, функциональными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления представляет интересы Правительства Москвы в пределах своей компетенции, а также является органом, уполномоченным на проведение государственного контроля (надзора) за юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на подведомственной территории. 

Глава управы района Якиманка города Москвы - РОМАНОВА Наталья Николаевна     

Контроль за деятельностью управы осуществляет префектура Центрального административного округа и Департамент территориальных органов исполнительной власти города Москвы. 

Контактная информация
Адрес: 115093, Москва, Люсиновская ул., д.27, стр.2 
Телефон: (499) 238-35-53 — справочная служба 
Факс: (499) 238-03-02 
Сайт: yakimanka.mos.ru
Сайт районной газеты "Яиманка, вчера, сегодня, завтра": ГазетаЯкиманка.рф

Описание района 

Район Якиманка, получивший своё название от одноименной улицы, является одним из старейших районов Москвы. Здесь присутствует хорошо развитая инфраструктура, низкая плотность населения, отсутствие объектов массового назначения, единая социальная среда и хорошая транспортная доступность. Все эти факторы определяют весьма высокий рейтинг района. 

Архитектурный облик Якиманки разнороден. В пределах Садового кольца сохранилась планировочная структура исторического градостроения, а также большое количество дореволюционных зданий. За Садовым кольцом преобладают кирпичные дома 1925—1978 гг. Довольно много панельных и кирпичных построек появилось после 80-х годов прошлого столетия. 

Сегодня район Якиманка динамично развивается, обновляется, строится, при этом здесь сохранилось немало памятников архитектуры прежних эпох: древние прекрасные храмы, особняки, купеческие и дворянские усадьбы, парки, образцы промышленного дизайна. Традиции старины, сохранившиеся в планировке и архитектурных особенностях района, отлично сочетаются с культурной средой. Здесь расположены выставочные залы и музеи, вузы, посольства, больницы, библиотеки. Органичное соединение прошлого и современности определяет неповторимый и прекрасный облик района. 

Граница района 

Граница района Якиманка проходит: по оси русла реки Москвы, далее по оси улицы Балчуг, оси Чугунного моста, осям: Кадашёвской набережной и улицы Большая Ордынка, северной и западной границам Серпуховской площади, осям: улицы Коровий вал, 1-го и 4-го Добрынинских переулков, Мытной улицы, Хавской улицы, Конного переулка, улицы Шаболовки, улицы Академика Петровского, Ленинского проспекта, далее по северо-восточной и северо-западной границам домовладения № 12 по Ленинскому проспекту, юго-восточной и южной границам территории Нескучного сада, северо-восточным границам полос отвода III транспортного кольца и Малого кольца Московской железной дороги (МЖД) до реки Москвы. 

Соседние районы 

Районы Москвы имеющие общую границу с районом Якиманка: Гагаринский (ЮЗАО), Даниловский (ЮАО), Донской (ЮАО), Замоскворечье, Тверской и Хамовники. 

История 

(по материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов») 

Колычево

Своё название этот район получил по улице Якиманке, которая в свою очередь стала именоваться так по находившейся здесь церкви Иоакима и Анны. Впервые она упомянута под 1493 г., и возможно предположить, что она являлась центром небольшого села Колычева, которое стояло здесь вплоть до конца XV в., когда в Замоскворечье появляются первые городские кварталы. В 1657 г. она показана деревянной, но уже в 1684 г. была перестроена в камне. Она простояла вплоть до 1969 г., когда была разрушена при устройстве нового проезда. Свое название село получило от фамилии Колычевых, которые являлись одним из самых известных родов московского боярства XV— XVI вв. и вели свое происхождение от Федора Колыча, жившего на рубеже XIV—XV вв. Наиболее видным ее представителем был Филипп Колычев, митрополит «всея Руси» в годы опричнины Ивана Грозного. 

Хвостовское

Еще до вхождения этой территории в состав города здесь находились и другие села. Пожалуй, наиболее древним из них было село Хвостовское, упомянутое в завещании Дмитрия Донского 1389 г. и чье название восходит к имени известного московского тысяцкого середины XIV в. Алексея Петровича Хвоста, убитого в 1356 г. Ныне о нем напоминают 1-й и 2-й Хвостовы переулки. Позднее на месте села образовалась стрелецкая слобода, центром которой являлся храм Петра и Павла, построенный в 1649 г. стрельцами «Иванова приказа Полтева». 

Род Хвостовых принадлежал к древнейшим фамилиям московского боярства. В середине XIV в. они соперничали с Вельяминовыми за обладание важнейшей должностью московского тысяцкого. При Иване Калите этот пост занимал Протасий Вельяминов. В начале княжения сына Калиты — Семена Гордого Алексей Петрович Хвост попал в опалу. По весьма вероятному предположению академика СБ. Веселовского, причиной этого стало его чрезмерное честолюбие, проявленное в борьбе с Вельяминовыми за должность тысяцкого. Алексей Петрович проиграл, и новым тысяцким стал сын Протасия Василий Вельяминов. Однако через некоторое время опала с Хвоста была снята, и в 1347 г. он вместе с боярином Андреем Ивановичем Кобылой исполнял очень почетное поручение — великий князь Семен Гордый посылал их сватами в Тверь за своей невестой Марией, дочерью великого князя тверского. С появлением в 1353 г. на московском престоле Ивана Красного должность тысяцкого вторично стала предметом борьбы. На этот раз Алексей Петрович одолел Вельяминовых, но эта победа стоила ему жизни. 3 февраля 1356 г., во время заутрени, Алексей Петрович был убит «дивно некако и незнаемо» и найден лежащим на Кремлевской площади. Летописцы рассказывают об этом событии как-то сбивчиво, загадочно, с недомолвками. Одни говорят, что Алексей Хвост был убит «боярскою думою», т.е. боярским заговором, другие выражаются менее определенно. Убийство было действительно «дивно», поскольку у бояр было обыкновение никуда не выходить без сопровождения вооруженных слуг, а здесь был убит не кто иной, как тысяцкий — главнокомандующий московским ополчением. Явно, что Алексей Петрович был предан и убит своими слугами, подкупленными его врагами из боярской среды. И все же мы можем выяснить, что нити убийства тянулись к Вельяминовым. Под тем же годом летописец сообщает, что убийство Алексея Хвоста вызвало в Москве мятеж, а вскоре «по последнему пути» большие московские бояре бежали в Рязань. Летопись не называет их поименно, но под следующим годом сообщает, что великий князь Иван Красный, отсутствовавший во время этих событий в Москве, вернувшись из Орды, должен был примириться с боярами, среди которых упомянут внук Протасия — Василий Васильевич Вельяминов. Последний получил должность тысяцкого и занимал ее вплоть до своей кончины в сентябре 1373 г. Что же касается Хвостовых, после убийства Алексея Петровича они так и не смогли оправиться от поражения и навсегда утратили свое положение в боярской среде. 

Кадашево

Другим селом здесь было Кадашево, память о котором осталась в названиях Кадашёвских набережной и переулков. Впервые село упоминается в духовной грамоте Ивана III 1504 г. К середине XVI в. здесь образовалась Кадашевская слобода. О происхождении слова «кадаш» в литературе были высказаны четыре разных мнения. По одному, оно происходит от слова «кадка» — здесь якобы жили кадочники (бондари). По другому — от татарского слова «кади» (судья). Тут якобы селились татарские судьи и производили суд и расправу над обитавшими в Москве татарами. Третья версия учитывает тот факт, что в слободе жили ткачи, и производит ее название от слова «катать» — мыть ткани. Наконец, последняя гипотеза выводила этимологию слова «кадаш» от тюркского «товарищ, свободный человек» и объясняла, что слобода являлась поселением свободных людей. 

В XVII в. основным производством слободы становится «хамовное дело». Первые известия об этом относятся к 10-м годам XVII в., а с конца 1620-х годов Кадашево, где работала небольшая придворная мастерская, поступила в ведение Царицыной Мастерской Палаты. «Государево хамовное дело» в связи с особенностями производства различных видов изделий распадалось на ряд специальностей. Разделение труда в слободе в первую очередь происходило по двум основным процессам хамовного производства — прядению и ткачеству: «прядет основное полотно», «прядет нити расхожие» или же «делает двойное полотно», «делает задейчатую скатерть», «бранье» (узорчатая ткань) и т.д. Работали на обычных для XVII в. станах (основы их конструкции сохранялись вплоть до начала XX в.). Полотна, изготовляемые на подобных станах, получались узкими — 9—10 вершков ширины, и поэтому скатерти приходилось сшивать из двух-трех полотнищ («столбцов»). В качестве сырья использовался, как правило, лен. Хлопчатобумажное полотно производилось в небольшом количестве в виде «столбцов хлопчатых скатертей». Документы свидетельствуют и о том, что в слободе в начале 1690-х годов возникло производство парусных полотен, что было связано с первыми попытками Петра I создания флота. 

В первой половине XVII в. работа ткачей и ткачих, прядильщиков и прях обычно производилась на дому. И хотя существовали «избы», построенные в 1625 г. для рукодельниц, занятых подготовкой узорных тканей, и швей посольских скатертей и убрусов, многие мастерицы в них не работали. 

Однако производство требовало тесного взаимодействия между его членами. Новые хамовные палаты, построенные в 1658—1661 гг., несравненно большие по своим размерам, чем традиционные избы хамовников, изменили ситуацию. Хамовный двор располагался в центре слободы. Главное каменное здание двора было двухэтажным с двумя палатами в нижнем и тремя палатами в верхнем этаже. В каждой большой палате было устроено по 20 окон, в малой — 6, всего 86 окон (шириной каждое по 15 вершков). От здания был отгорожен особый двор размером 36 х 16 саженей. Здесь располагались ткацкие, вышивальные и белильные мастерские, где работали «сидельные ткачи», «делавицы» и «хамовники». Палаты были рассчитаны на 90 станов, или, иными словами, на 100—150 ткачей. Хамовный двор стал производственным центром Кадашевской слободы. 

Распоряжалась производством и мастерицами Кадашевская приказная боярыня, жившая в особом помещении на Хамовном дворе, где находилось несколько просторных светлых изб с большими окнами. Производственная «светлица» размещалась в деревянных хоромах, объединявших несколько рукодельных комнат, где постоянно работало более 50 мастериц и их учениц. В обязанности приказной боярыни, являвшейся представительницей домового хозяйства царицы, входило наблюдение за исправным изготовлением «белой казны». При доставке во дворец очередной партии изготовленной «белой казны» боярыня обычно получала в награду отрез сукна на опашень — верхнее платье. 

Царицына Мастерская Палата определяла общее количество «окладных дел», т.е. общую норму выработки полотна и различных ткацких изделий, не вникая в детали процесса распределения их между ткачами и «деловицами». Размеры окладов по дворам и людям обычно были связаны с определенной долей общего земельного надела, которым пользовался работник. Население слободы постоянно пополнялось как за счет московских жителей, так и «новопришлых». 

После «морового поветрия» середины XVII в., когда число кадашевцев резко сократилось, в слободу перевели 25 семейств хамовников из ярославского села Брейтова, где также занимались ткачеством. Отдельные пополнения брейтовцами запустевших дворов Кадашевской слободы продолжались вплоть до конца XVII в. В этом просматривалось стремление Царицыной Мастерской Палаты, не желавшей допускать падения размеров выработки. 

За свою работу каждый ткач получал земельный надел («дело»), от размеров которого и зависело тягло. Свободное от работы время и излишки, оставшиеся после выполнения нормы, кадашевцы могли использовать по собственному усмотрению. Долгое время в слободе сохранялась натуральная оплата труда. К концу XVII в. форма оплаты труда существенно меняется. В 1680-е годы вместо годового хлебного жалованья начинают выдавать «поденный денежный корм», а натуральный оброк в виде «зделья» (полотно, скатерти, убрусы и т.д.) заменяют также денежным. Окладная система, в основе которой лежал определенного размера земельный участок, во второй половине XVII в. постепенно утрачивает свое значение. Следствием этого стало несоответствие величины хамовной повинности, т.е. размера «зделья» и данного земельного участка, так как последний перестал быть определенным. Это было связано с тем, что после постройки Хамовного двора все изделия, все виды тканей теперь шли только на нужды дворцового хозяйства. Ткачи уже не могли свободно продавать появлявшиеся у них излишки. Более того, они закрепляются за производством настолько, что без специального указа не могут никуда отлучиться. В Хамовном дворе появляются тюремные помещения и застенки. 

Центром слободы был храм Воскресения. Документально он известен с 1625 г., а в 1657 г. показан уже каменным. Поскольку слобода была очень большой (в 1632 г. в ней был 261 двор, а в 1653 г. — 372 двора), вскоре здесь появился второй храм во имя св. Космы и Дамиана, располагавшийся в начале улицы Большая Полянка. Находившаяся здесь деревянная церковь была перестроена в камне в 1656 г., а разрушена в 1930-е годы. 

Екатерининская слобода 

По соседству с Кадашевской находилась небольшая Екатерининская слобода, в которой жили белильщики тканей. Сначала она числилась дворцовой, а затем стала черной. 

Искусство беления так же старо, как и само прядильное производство. В древности для этого употребляли щелок из растений, а также прибегали к влиянию солнца, выстилая «товар» на луга, где под действием света и влаги происходило медленное отбеливание. Обработка щелочами, промывание водой, выстилание на лугу повторялось по несколько раз, пока ткань не приобретала желаемой белизны, что тянулось более полугода. Такой способ беления применялся повсеместно вплоть до конца XVIII в., когда французский химик Вертолет в 1784 г. впервые воспользовался для отбеливания ткани открытым тогда хлором. 

Центром слободы являлась церковь великомученицы Екатерины. Как деревянная она известна с 1612 г., а в 1657 г. показана уже каменной. В 1630 г. в слободе насчитывалось 120 дворов, а к середине XVII в. — 87 дворов. Постепенно слобода теряла свой ремесленный характер. В 1667 г. в Екатерининской слободе объезжий голова перечислил 67 дворов, из которых большинство принадлежало дворянам и мелким приказным служителям и лишь только 15 дворов — черным людям. Память о слободе долгое время сохраняли Большой и Малый Екатерининские переулки, позднее переименованные в Погорельский и Щетининский. 

Казачья слобода 

1-й и 2-й Казачьи переулки отмечают место Казачьей слободы. Ее центром являлась церковь Успения Богородицы. В литературе высказывалось мнение, что первоначально здесь находилась Коломенская ямская слобода с храмом св. Флора и Лавра, покровителей коней. С построением же в 1591 г. деревянного Скородома ее перенесли на Зацепу, где устроили новую одноименную церковь. В эпоху Смутного времени эти места в результате неоднократных осад города были полностью сожжены, и на образовавшемся пустыре уже при царе Михаиле Романове были поселены казаки, игравшие довольно заметную роль в годы его царствования. Они были подчинены особому Казачьему приказу, который заведовал атаманами и всем казачьим войском, служившим в качестве конницы и пехоты как в Москве, так и в других городах. Казаки выстроили Успенскую церковь, которая известна с 1642 г. В 1657 г. она показана стоявшей «без пения». Очевидно, это было связано с тем, что при царе Алексее Михайловиче Казачий приказ был упразднен (в актах он упоминается с 1618 по 1646 г.), а сами казаки слились с основной массой стрельцов. В конце XVII в. здешний храм был перестроен в камне стольником Василием Федоровичем Полтевым. 

Стрелецкие слободы 

Поскольку Замоскворечье было одним из самых опасных в военном отношении районов первопрестольной, помимо казаков здесь располагались и стрельцы. О существовании одной из таких стрелецких слобод напоминают 1-й и 2-й Спасоналивковские переулки и церковь Спаса Преображения «в Наливках». Объяснение этого довольно странного названия находим в «Записках» С. Гёрберштейна, согласно которому великий князь Василий III «выстроил для своих телохранителей за рекою новый город Нали (Nali, Наливки), что по-русски значит «наливай», потому что им одним позволено пить мед и пиво, когда хотят; поэтому они и удалены за реку, чтобы не заражать других своим примером». Впрочем, среди краеведов были высказаны и другие точки зрения — одна из них производит это название от существовавшей здесь деревни Наливки, наличие которой не подтверждается ни одним источником, а другая полагает, что здесь произрастали рощи, называвшиеся Наливками. При царе Михаиле Романове здесь были поселены стрельцы, которые в 1642 г. построили тут церковь, которая отмечена как находившаяся в «Степанове приказе Алалыкина». 

Еще об одной стрелецкой слободе напоминают Пыжевский переулок и церковь Николая Чудотворца «в Пыжах». Документально она известна с 1635 г. В 1657 г. она показана деревянной, а к 1672 г. была перестроена в камне стрельцами «Богданова приказа Пыжова».

Толмачи

Название церкви Николая Чудотворца в Толмачах и получивший по ней свое наименование Толмачевский переулок зафиксировали существование здесь слободы толмачей, переводчиков Посольского приказа. Храм известен тут с 1625 г. и был перестроен в камне в 1697 г. Если быть точным, то среди них различались две категории — переводчики, переводившие письменные тексты, и толмачи, чьей специализацией был перевод устной речи. В 1665 г. в штате Посольского приказа было 16 переводчиков и 41 толмач «разных языков». В 1689 г. в нем значилось уже 22 переводчика и 17 толмачей. Переводчиками и толмачами польского и латинского языков часто были выходцы из Западной Руси, переводчиками и толмачами татарского языка — романовские или касимовские татары. Вместе с тем изучать восточные языки молодых подьячих часто посылали в Астрахань, для изучения греческого языка — в Константинополь, а немецкого — в Германию. 

Работа в Посольском приказе была очень напряженной. Когда в декабре 1649 г. был издан царский указ, чтобы «по субботам после обеда, а в воскресенье до обеда в приказах не сидеть и дел никаких не делать», из этого правила был изъят Посольский приказ. По словам Григория Котошихина, в бытность свою служившего в этом приказе переводчиком, бывала «на Москве работа по вся дни, когда прилучатца из окрестных государств всякие дела… а переводят, сидячи в приказе, а на дворы им самых великих дел переводитн не дают, потому что опасаются всякие порухи от пожарного времени и иным причинам». Для толмачей было установлено круглосуточное дежурство: «…толмачи днюют и ночюют в приказе, человек по 10 в сутки». Подобное правило вызывалось необходимостью — так, в 1675 г. при дворе царя Алексея Михайловича одновременно было 8 посольств и в любой момент могла возникнуть необходимость в услугах толмачей. Для них также была выработана особая присяга: «государских тайных дел русским всяким людям и иноземцам не проносить и не сказывать, и мимо государского указа ничего не делать, и с иноземцами про Московское государство и про все великие государства Российского царствия ни на какое лихо не ссылаться и не думать». 

Малые Лужники 

Существующая и поныне церковь Иоанна Воина «в Малых Лужниках» на Якиманке напоминает о существовавшей здесь дворцовой конюшенной слободе Малые Лужники. Храм известен как деревянный с 1625 г. В 1653 г. в слободе насчитывалось 27 дворов. 

Голутвино

К северу от Малых Лужников располагалась монастырская слобода Голутвино, память о которой сохранили 1-й и 4-й Голутвинские переулки. Это название пытались вывести от старого слова «голутва», означающего росчисть, вырубку, просеку в лесу. Однако свое наименование этот район Москвы получил по монастырскому подворью коломенского Голутвина монастыря, которое упоминается здесь под 1472 г. Сам монастырь был основан в начале 1386 г. Сергием Радонежским, когда тот возвращался из Рязани, где по просьбе Дмитрия Донского вел мирные переговоры с князем Олегом Рязанским. Центром слободы была церковь Николая Чудотворца «в Голутвине», впервые упоминаемая как деревянная с 1625 г., а в 1686—1692 гг. перестроенная в камне. В 1632 г. в слободе значилось 77 дворов, а в 1653 г. — 111 дворов. 

Иноземная (Панская) слобода 

Наконец, церковь преподобного Марона Пустынника «на Бабьем городке», или «в Старых Панах», по которой получил свое название Мароновский переулок, указывает на существование здесь иноземной слободы, также именовавшейся Панской и в которой в первой половине XVII в. в основном селились военные из Польши и Литвы. Сам храм известен здесь с 1642 г. 

Шаболовская слобода 

Южнее нее, в конце XVII в. возникает Шаболовская слобода, которая вела в соседнее недальнее подмосковное село Шаболово. Ее центром была Троицкая церковь, выстроенная в дереве в 1699 г. и показанная каменной в 1747 г. Главной улицей слободы была Шаболовка, на которой и стоял этот храм.